Воскресный рассказ: Михаил Зощенко - FURFUR - FURFUR - поток «Культура»
Обзор интернета, оригинал этой страницы:
http://www.furfurmag.ru/furfur/all/culture/15...
Дата добавления: 23.08.2013
Администрация сайта никак не связана с авторами этой страницы и не несёт ответственности за её содержимое.

—1958) — русский писатель. Родился в Петербурге, там же окончил гимназию и поступил на юридический факультет университета. В качестве солдата участвововал в Первой Мировой войне. После революции сменил множество профессий, работая столяром, сапожником и даже агентом уголовного розыска. В 1922 году опубликовал свое первое произведение. Читателю

 

Воскресный рассказ: Михаил Зощенко . Изображение №1.

Воскресный рассказ: Михаил Зощенко . Изображение №2.

 Все лето бригада вела непрерывные бои. Товарищ Герман не давал немцам передышки, не давал им инициативы. Его бригада постоянно была в действии, в движении.

 He довольствуясь этим, Герман то и дело рассыпал вокруг маленькие диверсионные группы, которые взрывали мосты, снимали железнодорожную охрану и сбрасывали эшелоны под откос.

Но все эти отдельные операции бригады сливались в одно целое, в одно действие, в единую симфонию, необычайно устрашающую немцев. Гитлеровцы стали понимать, что земля под их ногами горит, что в тылу у них огромный пожар. Они пробовали затушить этот пожар, но не смогли этого сделать. Ветер гасит искры, но не пожары. Пожары от ветра разгораются еще сильней.

— они не могли снять достаточное количество своих солдат, без того чтобы не обнажить растянутые позиции.

 
Воскресный рассказ: Михаил Зощенко . Изображение №3.
Воскресный рассказ: Михаил Зощенко . Изображение №4.
фактически основав автономное советское поселение на территории врага.

 Об этом окружении немцы поспешно сообщили партизанам в своих листовках, в изобилии сброшенных с самолета. В листовках немцы предложили партизанам капитулировать, так как положение их совершенно безнадежно — они окружены кольцом.

занятый партизанами. Однако никакого замешательства у партизан не произошло. Видя своего командира в полном спокойствии, они говорили:

— Герман с нами — значит, все в порядке.

 Однако немцы не стали наступать. Они только подняли треск из автоматов и минометов. И решили ждать капитуляции, сбросив для этой цели свои листовки, в которых устрашали партизан уничтожением, если они не сдадутся. Одну из таких листовок партизаны подали Герману. Внимательно прочитав листовку, Герман сказал:

— В листовках такой же треск, какой мы сейчас слышим вокруг. Богат мельник шумом. О чем говорит эта листовка? Да в первую очередь о том, что у немцев сил не хватает нас задушить. Где это видано, чтобы немцы миндальничали с партизанами — писали бы им записки, объяснялись в любви? Да если б у них хватило сил, они бы и без всякого писанья обошлись. Задушили бы нас с превеликим удовольствием. А тут пишут, глаза портят, дорогие чернила тратят. И сами неподвижно сидят, мечтают при луне, когда мы руки вверх подымем.

— Быть может, они, товарищ Герман, потерь боятся — потому и не идут в наступление. Быть может, они стращаются наступить ногой на минное поле и тем самым потерять свою живую силу.

— Немцы не боятся потерь, когда у них теплится надежда на успех. В этом случае они кидают в огонь сотни своих солдат. Нет, не жалость к своей живой силе я тут вижу, читая эту листовку. Тут черным по белому сказано, что у них нехватка в силах.

— Они кинули листовки, чтобы нас испугать. Подумали, что мы раскиснем, сдадимся, узнав об окружении. Они считают, что мы дураки. Не способны ни к какому анализу. Нет, верно, я все больше убеждаюсь в том, что немцы считают нас дураками, у которых заморозки в голове. Со своей немецкой упрямостью они думают, что из всех народов только они умны. А остальные — коптят-де небо своим присутствием.

— Вот и выходит, что немцы переоценили себя, недооценили противника. Это и есть то, что мы называем ошибкой в стратегии. Вот в этом-то пункте они, по-моему, запнутся, да и запнулись уже на своем шумном военном пути.

Партизаны с любопытством слушали своего любимого командира.

Улыбаясь, Герман продолжал:

— Да, они запнулись на этом пути. Превыше всего они думали о своем уме, о своей тактике, о своем военном искусстве. А на противника глядели сверху вниз. Вот и получили Сталинград. И получат еще и еще, как говорится, — «дондеже не прослезятся».

 
Воскресный рассказ: Михаил Зощенко . Изображение №5.
Воскресный рассказ: Михаил Зощенко . Изображение №6.
немецкие войска получили такой жесткий отпор, что просто решили не обращать внимания на Германа.

— Они окружили нас. Допустим, что это так. Но плотное ли у них кольцо вокруг нас? Нет, оно не плотное. Иначе не было бы их листовок. Мы прорвем это кольцо. В этом можно не сомневаться. Пойдем на них днем, но ближе к вечеру, с тем чтобы после прорыва сделать переход ночью. Не скажу, что у немцев куриная слепота, но они ночью неважно ориентируются. Не любят ночного боя в полевой обстановке.

всякую браваду, но сам он позволял себе не слишком считаться с огнем. И счастье сопровождало его всегда.

 Однако партизаны неуклонно продвигались вперед. Теперь первая цепь перебегала открытое поле. Не оставалось сомнения, что немцы будут опрокинуты. Но вот впереди произошло какое-то замешательство. По всей цепи прошел гул: «Герман упал, ранен».

— были ранены. Немцы усилили огонь в этом направлении: вероятно, поняли, что здесь лежит раненый командир. Герман неподвижно лежал в траве, раскинув руки. Его грудь была пробита пулей.

 Герман был еще жив, но без сознания. Его рана оказалась смертельной. Через час, не приходя в сознание, он умер. Эта смерть поразила всех. Многие плакали, не скрывая своих слез.

Воскресный рассказ: Михаил Зощенко . Изображение №7.


© 2000- NIV